Разделы





«Фаталист»

Материалы » Печорин-герой своего времени » «Фаталист»

Авантюрно-философская природа повести делает её самой загадочной среди остальных частей романа. В «Фаталисте» центральными становятся вопросы о судьбе и предопределении, свободе воли и духовном заточении. В «Фаталисте» появляется исключительный герой Вулич, описаны его страсть к игре и порядочность, потом нелепое пари, случайная осечка оружия, сохранившая жизнь героя, и такая же случайная смерть. Вулич стал пленником страстей и азартной карточной игры: «постоянные неудачи только раздражали его упрямство». Он дразнит и испытывает судьбу, хотя и не сомневается в её власти над человеком. Он мечтает о везении, удаче, фортуне. Но если судьба предопределена, то нельзя рассчитывать на особый карточный случай. В этой повести испытываются предубеждения героев: Вулича, непременно верящего в рок судьбы, и Печорина, настаивающего на силе разума и воли. Здесь решаются уже проблемы не столько психологические, сколько философские и нравственные. Вулич - сторонник фатализма. Печорин же задается вопросом: "Если точно есть предопределения, то зачем же нам дана воля, рассудок?" Этот спор проверяется тремя примерами, тремя смертельными схватками с судьбой. Во-первых, попытка Вулича убить себя выстрелом в висок, окончившийся неудачей; во-вторых, случайное убийство Вулича на улице пьяным казаком; в-третьих, отважный бросок Печорина на казака убийцу. Не отрицая саму идею фатализма, Лермонтов приводит к мысли о том, что нельзя смиряться, быть покорным судьбе. Таким поворотом философской темы автор избавил роман от мрачного финала. Печорин, о смерти которого неожиданно сообщается в середине повествования, в этой последней повести не только спасается от, казалось бы, верной гибели, но и впервые совершает поступок, приносящий пользу людям. И вместо траурного марша в финале романа звучат поздравления с победой над смертью: "офицеры меня поздравляли - и точно было с чем. В этой главе Печорин решает важный философский вопрос о том, в силах ли человек распоряжаться своей судьбой, или на все воля божья? Герой относится к фатализму предков двойственно: с одной стороны он иронизирует по поводу их наивной веры в светила небесные, с другой стороны, он откровенно завидует их вере, так как понимает, что любая вера - благо. Но, отвергая прежнюю наивную веру, он сознает, что нечем заменить утраченные идеалы. Несчастье Печорина в том, что он сомневается не только в необходимости добра вообще; для него не только не существует святынь, он смеётся "над всем на свете" . А безверие порождает либо бездействие, либо пустую деятельность, а они, в свою очередь являются пыткой для умного и энергичного человека. Как мне кажется, всё-таки, Печорин не самодовольный циник: выполняя "роль палача или топора в руках судьбы", он сам страдает от этого не меньше, чем его жертвы. И всё равно, княжна Мэри называет его злом, хотя Григорий Александрович и привлекает её.

Похожие статьи:

Шекспировские традиции в создании образов
Создание характера – не самоцель поэзии, а средство раскрытия жизненных идей. Главное, во имя чего создается произведение искусства,- тот жизненный идеал, который оно утверждает, которым потрясает людей, приводя их к нравственному очищен ...

Книги как справочный материал
Кто-то из умных и, безусловно, патриотичных людей заметил, что к символам всякого себя уважающего государства следует относить не только герб, флаг и гимн, но и энциклопедию. Если вдуматься, это заявление не столь уж парадоксально: только ...

«Темы о любви» и призыв к перемене мировоззрения
И сколько раз и скольких чеховских героев охватит это стремление избавиться от пошлости, тупости, от мещанского окружения— начиная от бедной Маруси Приклонской, тоже ведь мечтавшей уйти туда, где «живут люди, которые не дрожат перед бедно ...